Zantirn
Почему? 42!
В институте на курсе англоязычной литературы возможное задание к экзамену было перевести пару сонетов Шекспира. Вместо того, чтобы копаться в простых вещах и разъяснять, что же хотел сказать аффтар, я предпочел сделать это. Я понимаю, что перевод так себе, т.к. я потратил на каждый из сонетов часа по полтора, но тратить столько времени, сколько действительно нужно на перевод просто так я не буду. Тем не менее привожу переводы здесь.

Сонет 130

Оригинал
My mistress' eyes are nothing like the sun;
Coral is far more red than her lips' red;
If snow be white, why then her breasts are dun;
If hairs be wires, black wires grow on her head.
I have seen roses damask'd, red and white,
But no such roses see I in her cheeks;
And in some perfumes is there more delight
Than in the breath that from my mistress reeks.
I love to hear her speak, yet well I know
That music hath a far more pleasing sound;
I grant I never saw a goddess go;
My mistress, when she walks, treads on the ground:
And yet, by heaven, I think my love as rare
As any she belied with false compare.

Перевод
Глаза моей любви как солнце не светлеют
Ее губ алый цвет с кораллом не сравнить
Конечно бел снег - грудь ее темнее
И волосы как войлок можно ведь решить
Розы чудны, белеют иль краснеют
В щеках ее таких цветов же нет
И аромат духов мне часто был милее
Ее дыханья – где же здесь ответ?
Мне голос ее мил, но не боясь обидеть
Скажу, что музыка милее мне
Шагов богини никогда мне не увидеть
Моя любовь же ходит по земле
Однако же пусты сравненья эти
Моя любовь без них прекрасней всех на свете.

Сонет 2

Оригинал
When forty winters shall besiege thy brow,
And dig deep trenches in thy beauty's field,
Thy youth's proud livery, so gazed on now,
Will be a tatter'd weed, of small worth held:
Then being ask'd where all thy beauty lies,
Where all the treasure of thy lusty days,
To say, within thine own deep-sunken eyes,
Were an all-eating shame and thriftless praise.
How much more praise deserved thy beauty's use,
If thou couldst answer 'This fair child of mine
Shall sum my count and make my old excuse,'
Proving his beauty by succession thine!
This were to be new made when thou art old,
And see thy blood warm when thou feel'st it cold.

Перевод
Когда чело твое отметят долгие года
Через красу твою пройдет прямая борозда
И юности твоей все гордые цвета
Лежат травой пожухлой, молодым уж не чета.
То на вопрос где твоей жизни суть
Решить что можешь ты о том, куда привел твой путь,
Ответ - глаза запавшие есть главное в тебе
Позорной лести бьет ударами плетей
Насколько же достойнее ведь было бы сказать
Взгляните на дитя мое – прекрасней не сыскать
Найдете в нем вы смысл моих последних дней
И ныне красота его наследует моей
Так создается новое когда ты сам уж стар
И греет твое сердце как главный в жизни дар.